MASS MAD


Сколько себя помню, Москва никогда не верила слезам.
В этом городе все время кто-то плачет. Не надо об этом задумываться, так просто получилось. Это могут быть слезы радости, когда вы, в красивом платье смотрите на свое кольцо, а может и горя, когда символ любви остался лежать на прикроватной тумбочке. Слезы. Громкие и тихие, на людях и спрятавшись у себя в комнате, давясь болью в подушку. Подрагивающие губы, каменное выражение лица. Но стоит лишь моргнуть и по щекам скатывается слеза. Для кого-то это слабость, а для кого-то и сила. Мы плачем, только Москва все не верит и не верит. И, наверное, не поверит никогда.
Такой уж этот город. Если опустить всю романтику, он безжалостен. Сталью сжимает горло, оковами притягивая к земле, когда так хочется взлететь. Говорят, что это город возможностей, где надо всего лишь быть сильным. Каждый день, каждый час, каждую минуту. Сжимать зубы, чтобы отчаянный крик никогда не сорвался. Выращивать в себе морального разложенца, творческую совесть и конченого эгоиста, чтобы стать хозяином мира. Отхватить себе кусочек хорошей жизни и вколоть ботокс в лицо, чтобы оно уже само никогда не расправилось. Не дать слезам воли. Только знаете… не рекомендую после этого смотреть в зеркало. Наши отражения, как потрет Дориана Грея, от которого никогда не скрыть правду. Ведь вы же знаете, как появилось это выражение лица. Эти приподнятые в насмешке губы, эти морщинки у глаз, которые бывают лишь у очень опытных и законченных стерв. И эта щемящая тоска, и пустота внутри. И, когда вы загляните в зеркало, по поверхности пройдет рябь, открывая вам то, от чего вы так хотели спрятаться.
Именно сейчас, когда вы ленивым взглядом скользите по моим строкам, кто-то смотрит в зеркало и не может оторваться от человека, которого видит в нем. Он взволнованно разглядывает свой лоб, гадая о том, когда на нем успели появиться складки. Переводит взгляд на губы, замечая на них следы зубов, которыми он хватался за уста, когда волновался. Кто-то сейчас смотрит на себя и думает, что время немилосердно с нами. И если он всмотрится чуть дольше, заглянет чуть глубже, то поймет, что время здесь совершенно ни при чем. Оно и не должно проявлять милосердие, ведь это всего лишь цифры, знакомая формальность, в которой мы вращаемся каждый день. Это у нас нет милосердия к тому, кто живет лишь жалкое мгновение нашего взгляда, когда он обращается к любой поверхности, способной нас отразить.
Москва не верит слезам, друзья. И уже никогда в них не поверит. Только знаете что? Им всегда поверю я, ваш друг, миллиарды людей во всем мире. Какое дело нам до города, который и так уже видел слишком многое? Ведь самый главный человек, который верит вам безоговорочно, всегда находится по ту сторону зазеркалья.

Сергей Феникс Лыков.

@темы: просыпаясь в москве, Сергей Феникс Лыков